Октябрь 16, 2017 / by AFF


Арт-Марафон: Кифер – Хлебников

В ночь с 1 на 2 июля 2017 года в рамках образовательной программы к выставке «Ансельм Кифер – Велимиру Хлебникову» в Главном штабе Эрмитажа состоялся арт-марафон «Кифер и Хлебников. Пересечения: живопись – литература – музыка». При поддержке Aksenov Family Foundation была организована дискуссионная программа «Диалоги», в которой приняли участие известные деятели культуры и искусства.

арт марафон

Задачей марафона было показать востребованность и актуальность популярной в модернистском искусстве начала ХХ века синестезии живописи, литературы, музыки и других форм искусства исходя из различных аспектов творчества Ансельма Кифера и Велимира Хлебникова.

Серию дискуссий арт-марафона «Кифер и Хлебников. Пересечения: живопись — литература — музыка» открыл генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский: «Кифер — мой любимый современный художник, а Хлебников — мой любимый поэт. Поэтому я очень рад, что выставка получилась успешной и красивой… Я также очень рад, что мы все сегодня здесь собрались, что вижу много прекрасных лиц… Благодаря полотнам Кифера Николаевский зал хорошо заиграл — благодаря свету, который сначала идёт на потолок, а потом — на картины. Только теперь открылись и стали хорошо видны его великолепные капители».

Что объединяет современного художника Ансельма Кифера и русского поэта Велимира Хлебникова – главный вопрос дискуссий.

Вступительные лекции искусствоведов Ивана Чечота и Станислава Савицкого резюмировали опыт анализа значения Хлебникова для Кифера, а также русской культуры для немецких интеллектуалов и немецкой культуры для русских интеллектуалов. «И Кифер и Хлебников — это суперприсутствие. Это призыв присутствовать во времени и пространстве такими, какие вы есть, на полную катушку, невзирая ни на что», — отметил Иван Чечот.

арт марафон 4
В первой серии дискуссий, модераторами которой выступили куратор и арт-критик Дмитрий Пиликин и искусствовед Олеся Туркина, о Кифере и Хлебникове размышляли композиторы Владимир Мартынов и Дмитрий Шубин, искусствовед Глеб Ершов и художник Михаил Карасик, сотрудник ГЦСИ Лариса Гринберг и директор Grinberg Gallery Владимир Дудченко, а также художник Иван Говорков.
Дмитрий Шубин отметил то, как меняется со временем контекст восприятия тех или иных знаков, например подводных лодок, присутствующих на картинах Ансельма Кифера.

арт марафон 2

Владимир Мартынов назвал Кифера последним великим живописцем после Марка Ротко, который генерирует в живописи великие смыслы после поп-арта, концептуализма, после цифровой революции. «В чём величие Хлебникова и Кифера? Оба они прорываются за человека. Они выходят за знаковый барьер, которым, как красными флажками, человек сам себя ограничивает. К этой компании подходит и композитор Джон Кейдж», — заключил Мартынов.

Лариса Гринберг в диалоге с Владимиром Дудченко предложила обсудить практические вопросы: актуальность, востребованность, коммерческий успех, символический капитал, возможность заимствовать чужой символический капитал. Гринберг отметила, что, на её взгляд, русский авангард — единственный влиятельный период русского искусства в мировом масштабе, но влияние Хлебникова ограничено, так как он работал с языком. «Кифер вдохновляется конкретным русским поэтом, который близок ему по ряду тем». В разговоре о коммерческом и символическом успехе часто всплывает вопрос национальности, поэтому диалог перешёл на тему национального в искусстве: «Кифер, с одной стороны, глубоко немецкий художник, а, с другой стороны, находит параллели в искусстве и литературе самых разных народов и зарифмовывает их». Было отмечено, что мир становится глобальной деревней, где искусство теряет национальность, но в то же время искусство слабо развивается, если нет национальной поддержки. Дудченко также отметил, что Кифер — художник интернациональный и интернационально понятный, но в основе его — глубокая «немецкость», и если в его творчестве есть уход в международное поле, то затем всегда следует возврат к своим, корневым идеям.

гринберг
Во второй серии дискуссий встретились художник Марина Колдобская и кандидат искусствоведения, сотрудник Русского музея Алексей Бойко, кураторы и арт-критики Лиза Савина и Андрей Паршиков, научный сотрудник отделения гравюр отдела западно-европейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа Василий Успенский и литературовед Андрей Россомахин. Модераторами стали заведующий отделом Современного искусства Государственного Эрмитажа Дмитрий Озерков и профессор Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина при Российской академии художеств Илья Доронченков.

Совместное выступление Лизы Савиной и Андрея Паршикова прозвучало ответом на вопрос, как Ансельм Кифер повлиял на современное отечественное искусство.

савина и парщиков
«Кифер — художник, который произвёл огромное впечатление и с точки зрения визуальности, и с точки зрения идеологии на современное русское искусство», — отметила Савина. Среди русских авторов, находившихся в разное время под влиянием визуальных парадигм Ансельма Кифера, были названы: Пётр Белый (проект «Библиотека Пиноккио»), Александр Бродский (проект «Ротонда»), Валерий Кошляков, Анатолий Белкин, Виталий Пушницкий, Павел Отдельнов, Илья Трушевский и другие. Вопрос: «Возможен ли русский Кифер?» направил разговор к анализу того, есть ли вообще в произведениях немецкого художника национальный компонент. «Кифер не живёт в Германии, и не выставляется он там уже много лет. Он не транслирует «немецкость», значит русский Кифер не должен жить в России», — отметил Дмитрий Озерков. «Я не говорила бы о национальной идентичности. Кифер – больше, чем национальный, он осмысливает историю как глобальный фаталистический конструкт, он близок к Толстому в восприятии истории, для него это махина, за которой он наблюдает со стороны», — подвела итог Лиза Савина.

Фотограф Александр Лаврентьев